Category: история

Kalitin, Андрей, Калитин, stopcrime, Andrey

Книга Алика. «Мой шелковый путь»

Я не пишу рецензий. Это бессмысленно. Тем более, когда знаешь автора лично. И я абсолютно точно уверен, что такой автор намного интереснее любой книги. Так что - читайте…

На этой неделе, едва она успела начаться, произошло событие, которое в равной степени можно отнести как к модно-светским, так и литературным, отчасти - историческим, и даже - музыкальным и артистическим. Заодно - спортивным. Я имею в виду презентацию в гостинице «Метрополь» книги Алимжана Тохтахунова «Мой шелковый путь». Я знаком с Аликом, кажется, не так долго - всего лет 5. У нас с ним есть общие друзья. Может быть, есть среди наших знакомых - люди, которые нам обоим друзьями, наоборот, не являются. Кто знает? Ведь у Алика друзей - полмира. И это - правда…


Collapse )
Kalitin, Андрей, Калитин, stopcrime, Andrey

Владимирский централ. История страны

Самое страшное в тюрьме - это тишина. В стране, где за слово, сказанное или написанное, могли расстрелять без суда и следствия, не могло быть шумной и веселой тюрьмы. Централ жил так, как было принято жить на воле.

Каторжная тюрьма. Крытка. Пересылка. Централ. Как только не именовали в народе этот самый известный в России казенный дом. Кто здесь только ни сидел: воры и убийцы, революционеры и белогвардейцы, поэты и шпионы, военнопленные и артисты. Самая знаменитая тюрьма России всегда считалась элитной. Не зря у нас говорят, что историю России можно изучить по биографиям ее заключенных. На заброшенном кладбище память о них давно уже стерлась, вот только стены, туго обтянутые колючкой, хранят свои вековые тайны - секреты и легенды Владимирского централа. За этими стенами живет эпоха. Закрытая, спрятанная от чужих глаз история десятилетий жизни страны. Здесь редко шутят, будто боясь вспугнуть тюремное привидение. Этот призрак невидим постороннему взору, но, говорят, его можно услышать как бой часов, или почувствовать - как прикосновение другой эпохи. Collapse )

Kalitin, Андрей, Калитин, stopcrime, Andrey

Невзоров. Двадцать лет спустя.

Санкт-Петербург. Время - 21.30. Эпоха - конец 80-х годов прошлого века. Каждый вечер в это время улицы Санкт-Петербурга пустели. Складывалось впечатление, что город буквально вымирал. На самом деле, именно в половину десятого вечера на Ленинградском телевидении начинался выпуск программы, которая впоследствии была занесена в Книгу рекордов Гинесса как телевизионный проект с самым высоким рейтингом в истории мирового телевидения. Программа называлась «600 секунд».

Каждый день он просыпается в 7 утра. С чашкой кофе в руке выходит на крыльцо своего дома в предместье Питера и идет на конюшню. Там - его работа, его друзья - лошади. Там - его сердце, его душа. Александр Невзоров - самый известный и маститый ипполог России. Иппология - наука о лошадях. О них он готов говорить сутками, говорить с блеском в глазах, как в прежние времена он с тем же блеском уничтожал и разоблачал своих врагов и противников. Сегодня у Невзорова - новая война, на этот раз - с конным спортом. Спортсменов-конюхов и всяких прочих наездников он ненавидит. Кажется, если было бы можно, своими руками бы разорвал.

- Диалог с этими нелюдями, которые мучают лошадей своими уздечками, седлами и железом, для меня невозможен. Единственное, что я могу с ними обсуждать - это меню на их же поминках…

Александр Невзоров. Самый, пожалуй, скандальный и противоречивый репортер России конца 20-го века. Кто он?Collapse )