Андрей Калитин (stopcrime) wrote,
Андрей Калитин
stopcrime

Елки против Цитадели, или Медведев и Путин пошли в кино

Для того, чтобы понять, что сегодня происходит в Кремле, известный американский политолог Ариел Коэн начал изучать современное российское кино. И вот что из этого вышло…

«Кинобитвы отражают войну и на более высоком уровне», считает Коэн - аналитик из Вашингтона, известный своим политическим консерватизмом и отсутствием каких-либо романтических иллюзий в отношении России. В своей статье «Путин и Медведев идут в Голливуд», Ариэль Коэн вспоминает советское время, когда борьба за власть в «стране советов» выносилась «на арену журналистики, литературы, кино и телевидения…»

Кремлинолог уровня Коэна не может не замечать отсутствия каких-либо публичных площадок для спора и дискуссий в современной России. Ни СМИ, ни Госдума такими площадками не являются. Остается кино - «самое важное из искусств». Тезис смелый, но весьма интересный, если спор идеологий и политических конструкций будущего страны взять да и рассмотреть на примере тандема. Тандема Михалков-Бекмамбетов, например.

Примеры Лени Рифеншталь и Сергея Эйнштейна автор исследования приводит потому, что классики кино середины прошлого столетия гениально предвидели то, к чему идут режимы их стран. И отразили это в кино за неимением других публичных измерений.

Так почему бы не предположить, что классик современного кино России Никита Михалков,  являющийся к тому же автором Манифеста «Право и правда», своими «Утомленными солнцем - 2» не строит некую идеологическую площадку предвыборной консервативно-патриотической программы для Владимира Путина? А Тимур Бекмамбетов, молодой и талантливый покоритель монтажных столов Голливуда, снявший в роли Дмитрия Медведева самого Дмитрия Медведева в фильме «Елки», быть может, силами кинематографа прокладывает дорогу инновационному курсу и модернизации?

Со всем этим можно смело спорить. Отчасти потому, что американские политологи часто ищут секреты и тайны там, где в России их искать не стоит. Теория заговора тем и слаба, что это всего лишь теория. Без фактов. Но теория заговора одновременно с этим сильна тем, что в нее с готовностью верят миллионы. И сразу.

Допустим, Ариэль Коэн прав в том, что военно-историческая тематика в российском кино сегодня - это спор не о прошлом страны (как там было на самом деле?), а о будущем (куда мы идем и зачем?). Сегодня действительно язык метафор и образов сильнее, чем язык публичной политики, и сильнее даже самого себя образца 90-х. Спор о личности Сталина читается на Западе спором о курсе Путина. Не будем с этим спорить, учитывая тот факт, что российская культурная элита и сама порой не знает, зачем она спорит о Сталине.

Спор о том, становится ли Россия сильнее, когда враг у ворот, вечен, как сама Россия. Причем дело тут даже не во враге, а в самой России. Ей нужен враг, чтобы собратья и встать с колен, считают на Западе. В идеологическом секторе Кремля считают так же (в целом).

Но вот поверить в то, чтобы Михалков снимал «Утомленные солнцем - 2» именно для того, чтобы заставить аморфную и безразличную политическую элиту страны задуматься о пути развития и выйти, наконец, из глубокого идеологического кризиса, очень трудно. Не потому, что Михалков этого не хотел, и не ставил такой творческой задачи. Может, и ставил. Но он точно не противопоставлял эту идеологему какому-то иному, новому курсу.

Просто потому, что такого курса нет. А значит, и спора никакого тут нет.

Бекмамбетов снимает игровое, развлекательное кино. Иногда это комедия, иногда - фантастика. Все его фильмы (успешные, хорошие) чем-то напоминают компьютерную игру. Все его сюжеты виртуальны. Как твиттер.

Но твитттер не может спорить с Кино о войне. Война - не фантастика, не комедия. Нельзя сравнивать. Нельзя играть. Чтобы начать спорить об идеологии и пути развития, надо оказаться с оппонентом в одной весовой категории. В данном случае - в одном жанре.

В этом смысле никто фильмам Михалкова идеологически не противостоит, как бы ни старались американские политологи найти нить заговора. Ариэль Коэн может, конечно, сделать из этих слов вывод, что альтернативы Путину в России нет. И вывод будет ошибочен. Не потому, что нет альтернативы, а потому что не о ней речь.

Речь о кино. И если, подобно Ариэлю Коэну, продолжать искать в кино отражение идеологических споров и мировоззренческих концепций, Россия давно проиграла Третью Мировую.

Андрей Калитин,
шеф-редактор www.stopcrime.ru

P.S. В одном я уверен точно: 5 мая Тимур Бекмамбетов пойдет на премьеру «Цитадели».
Tags: Бекмамбетов, Медведев, Михалков, Путин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments