Андрей Калитин (stopcrime) wrote,
Андрей Калитин
stopcrime

Categories:

НАРильск - город без будущего.

Вместо предисловия…

Я часто вижу его глаза. Большие и грустные. Глаза опытного 60-летнего человека, видевшего смерть и горе, познавшего боль утраты и потерявшего свое детство. Но Сашке - не 60. Ему всего 12. Саша - наркоман со стажем, как ни страшно это звучит в его-то возрасте…

Его глаза не улыбаются, в них - постоянный страх. А детство он не терял. Как не теряют то, чего не было. Он жил тогда в подвале полуразрушенного барака на окраине Красноярска. НАР - так звали его «соседи» - два мальчика-переростка его же возраста. Такие же конченые наркоманы, как и он. Впрочем, он помнил, что раньше был Сашей. Это когда еще был в детдоме, ел из тарелки и спал на кровати, хоть и без матраса. Теперь он ел из консервной банки, а спал, наоборот, на матрасе, но без кровати. И делил подземелье, в котором неизменно капало с потолка (то есть с пола) с двумя такими же НАРами.

Я не знаю, жив он сейчас или нет. Шансов мало, ведь еще тогда, 15 лет назад, он плотно «сидел» на разбодяженном афганском героине. И понимал, что сидеть ему так недолго. То есть сам он, может, и не понимал, а глаза его понимали. В его взгляде жизни не было уже тогда.

Я не думал, что увижу эти глаза еще раз…

НАРильск - город без будущего.

Сегодня в Норильске официально зарегистрирован 1631 человек, испытывающий наркозависимость. То есть - 801 человек на 100 тысяч местных жителей. Для сравнения: средний показатель по стране - 289. Это - официальная статистика Федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Эксперты, врачи, да и сами оперативники подразделений, работающие в сфере борьбы с наркотиками, советуют умножить эту цифру на 5. И тогда вы увидите реальную картину.

- Норильск - это настоящий наркотический кошмар, - говорит мне сотрудник Департамента уголовного розыска, недавно вернувшийся из командировки в Красноярский край. Мы с ним сидим за столиком кафе около метро «Сухаревская» в 500 метрах от здания ДЕПУРа. В кафе тепло и уютно, но он поеживается, будто снова - там, за Полярным кругом. Мы знакомы около 15 лет, но это не повод называть его имя.

- Понимаешь, Норильск - это моногород, который рожден и с тех пор живет вокруг комбината - знаменитого ГМК «Норильский Никель», - говорит мне «опер», устало глядя в окно, за окном которого падает снег. - Кроме того, климат там очень холодный, а график жизни своеобразный - полгода ночь, полгода - день. Поэтому люди пьют, а кто попробовал наркотик - тот уже не слезает…

Оперативная информация - на то и оперативная, что не издается в виде брошюр и книжек. Но именно в ней - суровая правда жизни. Криминальных группировок, занимающихся поставками и реализацией наркотиков, в городе несколько. Их объединяет т.н. «этнический» характер -  «товар» в Норильск поставляет «азербайджанская преступная группа». Она же - основной продавец - «дилер». Основные точки продаж - продовольственные рынки. Весь процесс контролирует «группа прикрытия» вооруженных гостей с Кавказа. «Чеченская ОПГ», как это ни странно, в Заполярье - давний гость, и даже почти хозяин. По крайней мере, на наркотическом «рынке».

- А местная милиция не в курсе? - задаю наивный вопрос. И встречаю в ответ взгляд усталых глаз. Нашел, что спросить…

Самое страшное в норильской наркотической саге - это даже не цифры, каждый год говорящие об увеличении наркозависимости местного населения, а то, что с каждым годом и месяцем здесь увеличивается доля тяжелых наркотиков. Героин - быстрый, легкий и относительно недорогой путь к «сиюминутному счастью». Он совращает и убивает так же быстро, как поршень шприца выдавливает смертельно-сладкую жидкость в набухающую вену. Героин - наркотик молодых, и резкое статистическое омоложение наркоманов - еще одна характеристика сегодняшнего Норильска. Около 80% процентов наркозависимых потребляют именно героин, и около 50% становятся наркоманами в несовершеннолетнем возрасте.

Как следствие, из задержанных в этом году 92-х преступников (данные за первые 11 месяцев 2010 года) - почти половина - 41 человек - молодежь от 18 до 30 лет. Наркопреступления занимают в Норильске малопочетное «первое место» в сводках криминальной жизни крупного промышленного района. Только по ним в этом году возбуждено 210 уголовных дел…

Из криминальной хроники: Весной 2010 года Сотрудниками Норильского отдела наркоконтроля выявлена и ликвидирована преступная группа, которая занималась сбытом крупных партий героина в северном городе, задержаны семь ее активных членов. Одного из наиболее активных наркодилеров взяли с поличным в подъезде дома по улице Талнахской, когда тот шел с так называемым "пробником" новой партии товара к сбытчикам. В результате обыска в квартире задержанного изъято 700 граммов героина. 12 мая, после задержания нескольких мелких торговцев в одном из боксов гаражного массива, недалеко от рудника "Октябрьский" наркополицейские надели наручники еще на одного из подельников. В гараже 30-летний мужчина хранил около 300 граммов наркотика. Последнего участника преступной группы оперативники взяли глубокой ночью 17 мая на лестничной клетке в подъезде дома по улице Кирова, где он проживал. В ходе личного досмотра у него было обнаружено и изъято более 1 килограмма героина…

За год местные правоохранители изъяли 14,6 кг наркотиков, из них - 8 кг героина. А сколько еще не изъяли? Даже представить страшно…

Практически весь норильский героин имеет афганское происхождение. После изготовления в лабораториях, контролируемых движением Талибан, героин транзитом через Таджикистан поступает в Россию, затем - в Норильск. Наркокурьеры используются редко, наркотики перевозятся вместе с продуктами питания, в основном с овощами и фруктами. «Азербайджанская ОПГ» контролирует потоки и оптовые продажи. «Кавказский» клан - трафик и ценовую политику.

В прошлом году в Норильске умерло 58 наркоманов (основная причина смерти - передозировка), для сравнения - всего в Красноярском крае случилось 327 смертей. Но  это - опять же цифры официальные, то есть умножайте, умножайте…

Но даже официально - уровень смертельных исходов в Норильске - один из самых высоких в РФ. Отчасти это связано с тем, что «уровень качества» наркотиков, распространяемых в Норильске, по оценке специалистов ФСКН, очень низок. То есть героин смешивают с крахмалом, мукой, другими нейтральными наполнителями. Поэтому наркоман никогда точно не знает, сколько граммов героина он в действительности потребляет. Тем более, что (по объективным причинам, любой врач подтвердит) размер необходимой наркоману дозы постоянно растет. Возникает ситуация, когда после нескольких доз разбавленного героина случайно приобретается неразбавленный «честный» препарат. В нем героина оказывается больше, но именно это и вызывает смерть.

- Наркотики - это самый простой криминальный бизнес, потому что основан на т.н. «коротких деньгах», - говорит мне Александр Михайлов, генерал-лейтенант ФСКН, успевший поработать как в системе МВД, так и ФСБ. Его авторитет среди коллег незыблем, его слово весит больше любого аналитического доклад. - Кредитов нет, займов нет, купил-продал и все. Есть и инновации - в вопросах транзита через Кавказ, и в системе оплаты. Но в целом этот рынок полнее традиционен. В тех промышленных районах, где водятся деньги, наркобизнес давно носит жестко организованный характер. В таких закрытых анклавах, как моногорода, трудность борьбы с наркомафией заключается в том, что работа сопряжена с неформальными стандартами, то есть - все друг друга знают с детского сада, участковый и наркодилер выросли в одном дворе, прокурор и «барон» вместе учились в институте и т.д. Кто там с кем будет бороться?

- Так что же, замкнутый круг? - спрашиваю уже оперативника Угро, вместе с ним грустно глядя на падающий за окном снег.

- Да нет, просто порядок в городе должен навести тот, кто там реальный хозяин. И  если это дилер с рынка, то город умрет.

Норильск - город небедный. Здесь расположен один из самых значимых промышленных комбинатов страны. Зарплаты - на уровне выше среднего по стране. Но и ответственность местной власти должна быть в данном случае выше. Деньги-то тратить некуда, а соблазн - прямо на улице.

Мой товарищ, «опер» с Сухаревки, говорит о том, что сегодня в Норильске, по оперативным данным, - около 8.000 только героинозависимых наркоманов.  Каждый наркоман ежедневно делает две инъекции и тратит на это по 1000 рублей в сутки. Ежедневно в Норильске продается и покупается наркотиков (в целом) на сумму около 10 миллионов рублей, в год доход от продажи героина составляет до 4 миллиардов рублей. Этот бизнес - второй в регионе  после собственно ГМК. Впрочем, он переживет металлургию. И будет первым. Если здесь еще кто-нибудь останется в живых…

Но вот что интересно. Финансовый оборот наличных средств ОПГ носит локальный характер. Значительная часть денег, полученных от продажи наркотиков, идет в казну ОПГ, в том числе, - в воровской «общак». И часть этих денег «оборачиваются на месте» - идет на оплату похищенного металла, который выносится и воруется с комбината. Воруют тут по-разному. Но всегда…

Подробнее о кражах и ворах, наркодилерах и криминале - в продолжении расследования через несколько дней.

Материал подготовлен в рамках совместного проекта газеты «Правда Норильска», Бюро журналистских расследований www.stopcrime.ru и фонда «Город без наркотиков» (Екатеринбург).
Tags: Норильск, ОПГ, Преступность, наркомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments