Андрей Калитин (stopcrime) wrote,
Андрей Калитин
stopcrime

Categories:

На кого обижен Авигдор Либерман?

«Из меня постоянно делают подозреваемого, я стал "завсегдатаем" в следственном отделе полиции. Каждодневные преследования в отношении меня начались в июле 1996 года, когда я был назначен генеральным директором министерства главы правительства. Все эти расследования сопровождаются непрекращающимися, целенаправленными, тенденциозными сливами информации в прессу… Полиция и прокуратура служат инструментами в этой развязанной против меня войне…».

    Эти слова произнес на прошедшей в Тель-Авиве сенсационной пресс-конференции бывший министр стратегического планирования Авигдор Либерман. Он обрушился с критикой на полицию и прокуратуру. Он был зол и обижен. Либерман не стал уточнять, что явилось причиной ведомых в его отношении расследований. А ведь это вопрос – ключевой. Попробуем на него ответить. Начнем с истории…

Родился Авигдор Либерман в 1958 году в СССР, в Кишиневе. В 1978 году вместе с родителями уехал в Израиль. Служил в армии в чине ефрейтора, затем поступил в Иерусалимский университет, после окончания которого быстро пошел по «политической» линии и в 1993 году стал гендиректором партии «Ликуд».

Знакомство Либермана с бывшим российским и бывшим «алюминиевым» олигархом Михаилом Черным произошло в достаточно стандартной для последнего ситуации - во время разборки конфликта между руководством «Солнцевской ОПГ» и лидером «измайловской братвы» Антоном Малевским на почве разделения сфер влияния в Москве.

В 1995 году в израильском отеле «Александр», как сообщается в имеющемся в редакции «Время Ч» докладе детективного агентства, прошел ряд таких «примирительных» встреч. На них и появляется впервые Авигдор Либерман. Привел его туда Борис Бирштейн (знаменитый российский аферист, глава группы компаний «Сиабеко», замешанной в громких коррупционных скандалах). С Либерманом Бирштейна связывали не романтические воспоминания о детстве в Молдавии (как ошибочно считали израильские детективы; в действительности Бирштейн родился в Литве), а консультации в ходе реализации совместных деловых проектов на территории этого государства.

Понятно, что занимавший видный пост на политической арене Израиля Либерман мог очень сильно помочь Черному в будущем. По традиции Михаил Семенович хотел обеспечить поддержку своим экономическим проектам и в политике. Он, как и когда-то в России, по-прежнему действовал по старым схемам, думая, что и в Израиле бизнес можно отстроить по подобному сценарию. С того времени связи А. Либермана с М. Черным укреплялись год от года.

Черной решает вовлечь Либермана в свой круг, крепко привязав к себе, и это ему легко удается. Сначала он делает первый шаг - создает для Либермана свой небольшой бизнес. «В 1997 году Авигдор Либерман покинул пост генерального директора канцелярии премьер-министра Израиля и основал компанию по торговле с Украиной (экспорт-импорт). По имеющимся сведениям, компания финансировалась Михаилом Черным» - таковы строки из рапорта частного детективного агентства.

Дополним картину сведениями из другого источника. Авторы журналистского расследования, проведенного в Израиле, сотрудники газеты «Гаарец» Гиди Вайц и Ури Блау сообщают, что формально Либерман создал компанию «На-тив эль Мизрах Исраэль» (сегодня, по сути, выполняющую роль частной секретной службы), которая должна была работать в Восточной Европе и республиках бывшего СССР. По свидетельству работников компании, вначале Либерман и сам не знал, чем будет заниматься его компания. Была предпринята попытка заняться продажей хлопка из среднеазиатских республик, потом последовала попытка приобрести крупную плантацию в Кении, однако в итоге в 1999 году компания Либермана занялась поставкой древесины и стройматериалов из Румынии, Украины и России. Тогда же на Кипре была создана еще одна компания, «Натив эль Мизрах Каф-рисин», позднее переименованная в «Терсимано».

Однако деньги на счет компании стали поступать гораздо раньше. Уже в самом начале своего пути в качестве бизнесмена Либерман положил в карман 3 миллиона долларов, сумев добиться падения курса российского рубля, работая на один из австрийских банков и предотвратив его банкротство. Израильская и австрийская полиции, заинтересовавшиеся тогда деятельностью Либермана, так и не смогли выяснить, как ему это удалось. Вопрос о первоначальных взносах - для большинства - так и остался неразрешенным.

         Итак, коготок увяз…

В 1998 году Либерман ввязывается в кампанию по выборам в израильский парламент, Кнессет. Это было не столько желание политического роста, ибо до этого он уже занимал один из высших постов в стране, генерального директора министерства главы правительства, сколько, предположим мы, выполнение пожелания Михаила Черного, пытавшегося обеспечить себе политическую поддержку.

Как выяснили по ходу дела израильские сыщики, кампанию он разворачивал столь масштабно (в январе 1999 года было создано движение «Наш дом - Израиль») именно за счет финансирования со стороны Михаила Черного. Конечно, этот факт публично не оглашался. Поэтому, как сообщает детектив, «...он во всеуслышание объявляет о том, что крупные денежные средства, с помощью которых финансировалась его предвыборная кампания, были получены им за оказание консалтинговых услуг австрийскому банку. В то же самое время Авигдор Либерман продал ценные бумаги, выпущенные российским правительством, держателем которых он являлся почти до их полной девальвации, происшедшей вследствие обвала российской валюты.

      По имеющимся сведениям, речь идет о несуществующей сделке, которая представляла собой ширму, за которой скрывался факт передачи ему денежных средств в крупных размерах Черным <... > для финансирования предвыборной кампании».

       В марте 2001 года Либерман становится министром инфраструктуры, но через год покидает пост якобы из-за несогласия с политикой Шарона. С 2007 года возглавляет созданное им Министерство стратегического развития. Но эйфория от успешного хождения Либермана в израильскую власть по сценарию Михаила Черного длилась недолго. Да, строго говоря, особых дивидендов оно и не принесло. Едва спало первое напряжение от истории с «Безек» и удачно приторможено дело о лишении Черного израильского гражданства, как весной 2007 года разразился новый скандал.

На этот раз еще более громкий, чем дело «Безек», и более серьезный по результатам. Возможно, что его итогом станет не только окончательный уход Либермана с политической арены, но и активизация процесса по лишению Михаила Черного израильского гражданства.

     В начале апреля 2007 года в израильской газете «Гаа-рец» была обнародована сенсационная информация о том, что в бытность министром инфраструктуры Либерман получал деньги от Михаила Черного. Причем произошло это буквально через три месяца после занятия им своего министерского поста.

В плане совмещения предпринимательской деятельности с госслужбой Государство Израиль, пожалуй, ничем не отличается от остальных. Это категорически возбраняется. Согласно закону о депутатах Кнессета и министрах, им запрещено заниматься любой предпринимательской деятельностью, целью которой является получение доходов. Полиция, неоднократно допрашивавшая Либермана, подозревает его в нарушении именно этого закона, а также в создании ситуации «конфликта интересов» и обмане общественного доверия.

Упоминавшаяся выше компания «Терсимано» использовалась для обслуживания ближайшего окружения Либерма-на, его соседа по поселению Нокдим Гершона Трестмана, его персонального водителя Игоря Шнайдера, Ронит Гая и других. Именно распечатки с этого счета и легли на стол юридического советника правительства Мени Мазуза, запретившего Либерману возглавлять Министерство внутренней безопасности.

Однако здесь следует упомянуть о существовании еще одного счета на Кипре, принадлежащего таинственной компании Mountain View Assets. В мае 2001 года компания MCG Holding, принадлежащая Михаилу Черному, перевела именно на этот счет 500 тысяч долларов. Сегодня адвокат Черного утверждает, что это была плата за сделку по продаже вина. Однако вскоре деньги со счета компании перешли на счета всех вышеупомянутых фигур. Трестман получил 320 тысяч долларов, Ронит Гай - 85 тысяч долларов (на следующий день после «винной» сделки Черного), а Шнайдер - 15 тысяч долларов за непонятные «оказанные услуги». Крупная адвокатская контора «Неоклеус», занимающаяся международным налоговым законодательством и являющаяся формальным владельцем компании «Терсимано», получала плату за услуги со всех трех счетов в размере от 600 до 4 тысяч долларов.

Тандем Черной - Либерман подставился, что называется, по полной. Возникают вопросы, на которые ни одно из действующих лиц отвечать не согласно: 1) каким образом Либерман причастен к «винной» сделке Черного; 2) почему деньги со счетов Mountain View Assets вскоре оказались на счетах приближенных Либермана; 3) что говорит обо всем этом Михаил Черной?

         Следствие по этому делу – в самом разгаре…

         Однако целевые пожертвования Либерману со стороны Михаила Черного на полумиллионе долларов не закончились. Наблюдавшие за ними все эти годы детективы установили следующее:

«В 2004 г. дочерью Либермана была открыта консалтинговая компания "М. ЛиберманХевраЛейиуц", в которой сам Либерман значился в качестве сотрудника по найму. Деятельность компании заключается в предоставлении консалтинговых услуг восточноевропейским компаниям.

В настоящее время компания все еще существует, при этом Государственным отделом по международным расследованиям полиции Израиля ведется расследование по поводу деятельности компании, а также по поводу денежных средств австрийского банка».

Михаил Черной не жалел денег. Возможно, он чувствовал, что Либерман - последний для него шанс выскочить на поверхность. Как свидетельствует наш источник, он дарит Либерману новый бронированный «Мерседес G-500» стоимостью 900 тысяч новых израильских шекелей. На публике Либерман говорит, что эту машину он купил на свою зарплату…

А что же Авигдор? Чем он ответил Черному?

По сути, за все эти годы Либерман помог своему соотечественнику всего один раз. Хотя и в важном вопросе. Когда в 2004 году министр внутренних дел Израиля Авраам Пораз возобновил дело о лишении Михаила Черного гражданства, Либерман так же активно, как и в 2001-м, выступил на стороне своего друга. Дело удалось притормозить, и процесс выдворения из страны был заморожен. Но…

О паспорте Черного вспомнил преемник Эли Ишая на посту министра внутренних дел Авраам Пораз. Он реанимировал дело о лишении Михаила Черного израильского гражданства. Летом 2004 года Черному было выслано предупредительное уведомление, а также повестка на слушание дела. Пораз вспомнил все: и связь с «Измайловскими», и коррупцию в российских министерствах, - короче говоря, все то, что Михаил Семенович так тщательно скрывал от чужих глаз и ушей. Причины все те же: «Когда человек прибывает в Израиль и хочет получить гражданство, он обязан заявить, что не совершал в прошлом криминальные действия. Согласно нашей информации, заявление господина Черного было неверным, и это является основанием для начала процедуры лишения гражданства», - заявили в полиции Израиля.

Письмо от министра Черной получил в ответ на требование выдать ему постоянный загранпаспорт. Такой паспорт у него уже был, но он потерял его несколько лет назад. По заявлению с просьбой восстановить документ полиция Израиля выдала ему лишь временный паспорт, отказав в постоянном из-за появившейся информации о связи Михаила Черного с российскими ОПГ.

Тогда Михаил Черной попытался получить паспорт через суд и даже привел туда свидетеля - бывшего главу российского представительства Интерпола генерала Владимира Овчинского, который подтвердил, что российские правоохранительные органы не располагают данными о причастности Михаила Черного к криминалу. Но «знакомство» не помогло, и нового паспорта Черной так и не увидел.

Не так давно Михаил Семенович официально обратился в Высший Суд Справдливости (БАГАЦ) с требованием дать ему, наконец, ответ на вопрос – кто он, человек без гражданства или право имеет? Суд на этот вопрос пока не ответил. Но вот Либерману от этого не легче. Он, втянутый в грандиозный скандал с деньгами, какими-то «прослушками», полицейскими расследованиями и кипрскими счетами, из правительства уже вышел. Кстати, произошло это в январе, ровно в день рождения Михаила Черного. Что это, знак? До свиданья, Михаил Семенович, подружили и хватит? Если так, то бывшего министра можно понять. И правда, хватит. Но, как говорится, осадок от этой дружбы все равно останется. И это - мягко сказано. Ведь расследование израильской полиции по «кипрскому делу» продолжается.

        Так кто виноват? И что делать? Два извечных русских вопроса. Ответ на них поищет израильская полиция…

Tags: БАГАЦ, Либерман, Михаил Черной
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments