Андрей Калитин (stopcrime) wrote,
Андрей Калитин
stopcrime

Category:

Триллион долларов наличными. Часть II, или Миллионеры-маргиналы

Не только имя скандально известного Френкеля, но и некоторые другие стали в последнее время известны общественности.

В середине апреля появилось сообщение о том, что заместитель Генерального прокурора Виктор Гринь наконец утвердил обвинительное заключение в отношении председателя правления акционерного коммерческого банка «Родник» Андрея Перминова. По мнению следователей, это дело очевидно тесно связано с делом Сокальского и кроме «Родника» в преступные операции, скорее всего, были замешаны другие кредитные организации - «АКА-Банк», «Центурион», КБ «Вертикаль», КБ «Витас» и прочие.



При этом, с делами, связанными с Сокальским, Перминовым и компанией очевидно просматривается достаточно странная возня, связанная с вопросом о том, в каком суде будут рассматриваться дела. В декабре прошлого года было объявлено, что дело Сокальского передано в Таганский суд Москвы. Затем появилось сообщение, что материалы переданы в Лефортовский суд. В конце февраля 2009 года Мосгорсуд постановил, что процесс над Сокальским должен все же проходить в Таганском суде. Почему два, очевидно связанных дела рассматриваются разными судами? Вероятнее всего виноваты все те же ведомственные интриги. Но не исключено, конечно, что кто-то приложил все усилия, чтобы процессы прошли как можно более вяло и запутанно. Чтобы на них вдруг не выплыло лишнего.

Следует признать, что среди персонажей, связанных с отмывочной деятельностью последних лет, самым, пожалуй, малоприятным и самым выпуклым персонажем является уроженец Одессы Евгений Слускер, получивший в России известность под фамилией Евгения Двоскина (такой уж паспорт ему когда-то продали в ростовской милиции). Обычно принято также упоминать и другие его другие фамилии - Сускер, Шускер, Слушке, Шустер, Альтман, Козин и Лозин… Как говорил Жеглов: «Знаешь, Шарапов, меня от них тошнит». И есть от чего.

Полублатной аферист, промышлявший в 90-е годы в США мелкими махинациями с акцизами на солярку и мошенничеством с ценными бумагами, обманывая местных пенсионеров, и, наконец, высланный из штатов, перебрался в начале 2000 годов в Россию, где купил российский паспорт и стал широко известным в узких кругах московским «бизнесменом» зарабатывающим миллионы! Отчего же, если все это было давно известно, его никто не трогал, пусть даже и не за его финансовую деятельность, но хотя бы, потому, что его документы фиктивные, что было достоверно известно уже давно? Не из-за того ли, что согласно свидетельствам, которые приводит нью-йоркское «Новое русское слово»? Слускер-Двоскин всегда в высшей степени охотно шел на контакты с ФБР? Взамен же его всерьез никогда не трогали, а сам он получил в «русской американской» криминальной среде прозвище «обермусор».

В России тоже ситуация сложилась пикантная. В нее оказались втянуты и МВД, и прокуратура, и ФСБ. Слускер-Двоскин попал в оперативную разработку милиции. Вели ее следователи Дмитрий Целяков и Александр Носенко, которые в частности обнаружили связь между проводимой отмывкой и, как принято говорить в России, «авторитетным бизнесменом» Александром Малышевым-Гонсалесом проживающем в Испании. Похоже, что именно они передали информацию о нелегальных проводках знаменитому испанскому судье Балтасару Гарсону, а про Двоскина известили коллег из ФБР. Малышева по санкции Гарсона вскоре арестовали, против Двоскина в России были собраны доказательства, и также выписан ордер. Но задержать его милиции так и не удалось - сами Целяков и Носенко были арестованы опергруппой ФСБ и переданы следственному комитету прокуратуры. Им предъявили достаточно сумбурные обвинения в вымогательстве при том, что улик никаких не было - кроме заявления потерпевшей стороны и свидетельств двух литовских бизнесменов (якобы, посредников). Если дело дойдет до суда, на нем, возможно, что-то прояснится, но пока складывается впечатление, что главной задачей операции было отодвинуть МВД от дела.

После этого сотрудники ФСБ взяли Слускера-Двоскина под свою охрану, как важного свидетеля (заметим, что охрана эта на днях была снята). Именно за этот год с небольшим он, разъезжая по Москве под оперативным прикрытием, принял участие в обнальных банковских махинациях, история с которыми, вполне не исключено, может стать самым крупным скандалом за последние годы.

Так уж сложилось, что концы в воду в этот раз в силу ряда обстоятельств ему спрятать не удалось. Опять процитируем Глеба Жеглова: «Сегодня, граждане, случилась у вас промашка ужасная - номерок вы ляпнули не тот».

В истории этой участвовал не только Евгений Слускер-Двоскин, важную роль играли в ней еще многие другие персонажи, в том числе и Игорь Ситников, представившийся пострадавшим банкирам сыном заведующей вторым московским территориальным управлением ЦБ Галины Ситниковой. Той самой Галины Ситниковой, которая в свое время звонила Алексею Френкелю и советовала тому, как отбиться от проверки, которую его ВИП-банк прислал Андрей Козлов.

Иду на принцип

Как уже говорилось, обычно обнальщики действуют, приобретая контроль над банками, которые затем один за другим уничтожаются. Заполучить банк обходится им в полтора-три миллиона долларов, а прибыли за месяц он может принести до миллиарда и больше. Конечно, этими деньгами тоже приходится кое с кем делиться, но все равно овчинка стоит выделки. Однако покупка банка, тем более на подставных лиц - процедура не совсем простая, а при организованном «бизнесе» работа эта должна быть поставлена на поток - клиенты не ждут!

По данным СК МВД, имя Слускера-Двоскина связано с целым цепочкой банков - и дагестанских «Рубина» и «Антареса», и московского «Европейского Расчетного», и других. Банки переходили под контроль преступной группы по-разному, но в основном - путем шантажа и подкупа руководства. Акционеры часто даже и не подозревали, что происходит. Многие из них узнавали о реальном положении дел постфактум, когда банк был уже «сожжен», в него назначалось внешнее управление, а лицензия отозвана. Некоторые из владельцев были вынуждены смириться с банкротством, некоторые предпочитали вкладывать собственные деньги и нервы, чтобы спустя долгое время восстановить деятельность банка, через который пронеслась орда обнальщиков.

Схема успешно работала до второй половины 2007 года, пока группа Ситникова-Двоскина не избрала очередную жертву - московский банк Интелфинанс. В этот раз, неожиданно для них, они получили отпор. Сначала захватчиками были предприняты классические рейдерские попытки давления - угрозы, фальсификация реестра собственников, возбуждение фиктивных уголовных дел. Когда это не подействовало, Игорь Ситников лично заявился в банк, предлагая решить вопрос при помощи денег. В разговоре сумма отступного несколько раз увеличивалась. Отказ был достаточно недвусмысленным - ему указали на дверь. Тогда, в начале декабря 2007 года, преступники решились на силовой захват. Сотрудники ЧОП, охранявшие главный офис Интелфинанса были подкуплены. Пятого декабря Слускер-Двоскин вломился в кабинет председателя правления Михаила Завертяева и при поддержке своего охранника проломил ему голову, в результате чего тот попал в институт Склифосовского.

Но почему Слускер-Двоскин, обвиняемый по нескольким статьям в России и вновь находящийся в розыске ФБР позволил себе вести себя так нагло и уперто? Ведь особой храбростью, согласно американской прессе, он никогда не отличался. Не проще ли было избрать в качестве жертвы другой банк, более сговорчивый? Причин, очевидно две. Главная - чувство безнаказанности. К этому моменту дело, заведенное против него милицией, было изъято оперативникам ФСБ, а самого его охраняли. Согласно источникам «Нового русского слова», по Москве его даже возили на оперативной машине, закамуфлированной под реанимобиль. Вторая причина - примитивная жадность. Один из членов совета директоров Интелфинанса, Анатолий Беляев (сейчас он находится в бегах) окончательно запутался и влез к Слускеру-Двоскину в долги. Видимо, в качестве погашения долга, он пообещал запустить того в банк. По уголовным «понятиям» банк сразу стал что-то должен. Правда, член совета директоров - функция номинальная, а когда о махинациях Беляева стало известно, его из совета тут же исключили. Но преступниками такие нюансы во внимание не принимались.

Но это все - примитивная уголовщина. Гораздо интереснее то, что произошло дальше. Попав в больницу, Михаил Завертяев тут же известил о происшествии заместителя председателя ЦБ Геннадия Меликьяна, попросив его срочно приостановить действие банковской лицензии. Основные банки-корреспонденты также были предупреждены о сложившейся ситуации и о том, что финансовые документы за «подписью» Завертяева недействительны - это безусловная подделка. Однако платежи продолжали проходить, а лицензия не отзывалась еще полтора месяца! Несмотря на совещание, проведенное 18 декабря в 5-ом МГТУ ЦБ, его управляющий - Александр Корнешов - продолжал как ни в чем ни бывало подписывать чеки и разрешения, по которым в адрес Интелфинанса ежедневно уходили грузовики полные наличных.

Дневной оборот банка возрос в сотни раз. Всего за это время было обналичено и переведено на фиктивные фирмы и заграничные счета как минимум 11,7 млрд рублей. Как всегда бывает в подобных случаях - это лишь доказанная сумма, которую можно документально подтвердить, так как по недосмотру преступников по этим проводкам сохранились следы. По мнению самого Михаила Завертяева, есть все основания предполагать, что через счета банка реально было проведено раз в десять больше средств.

Естественно, возникает целый ряд вопросов. Как может быть так, что преступник, на арест которого есть ордер ФБР, против которого возбужден ряд уголовных дела в России и причастность которого к нелегальной финансовой деятельности очевидна, может свободно перемежаться по городу и участвовать в захвате банка? Предположим, что он - действительно очень ценный свидетель, находящийся под охраной и наблюдением. Но почему эта охрана и наблюдение не проводится где-то в другом месте - например на конспиративной квартире?!

Почему при наличии законодательной базы, существования такой структуры как Росфинмониторинг, достаточно ясных критериев и технических возможностей по отсеву сомнительных платежей у ЦБ, уходит так много времени для того, чтобы проверить тот или иной банк и приостановить действие его лицензию? Тем более, когда руководство банка предупреждает о готовящемся преступлении еще до начала отмывочного пароксизма? Столь резкий (в десятки и сотни раз) рост заказываемой изо дня в день наличности не может не вызывать подозрений. В конце концов, ведь дело не только компьютерных алгоритмах отслеживания электронных платежей: физически именно инкассаторы ЦБ отправляет грузовики забитые наличными по заказу «сжигаемого» банка!

К сожалению, в последние годы отечественная реальность была такова, что подобные вопросы, как правило, оставались без ответа.

Кто ответит?

Можно считать, что руководству и акционерам Интелфинанса повезло - им удалось отбиться. Банк был признан потерпевшей стороной, идут и выигрываются суды, владельцы надеются, что деятельность банка постепенно восстановится. Правда Михаил Завертяев образно сравнивает ситуацию с ситуацией, если бы потерпевшего от нападения в темном переулке привлекали к административной ответственности за то, что он нарушил общественный порядок громким криком. Но все же он надеется, что уголовные дела, связанные с захватом будут объединены в общее производство.

Возможно, что и Слускера-Двоскина также привлекут и осудят по какой-нибудь «простой» статье (например, за найденный у него когда-то при обыске маузер). Но почему-то более вероятным кажется то, что его от греха подальше сдадут американцам, у которых к нему тоже накопилось немало претензий. Но при всем этом, упорство, с которым Интелфинанс борется за восстановление своих прав, может иметь еще одно, в высшей степени интересное последствие.

Помните про те 11,7 млрд, следы о которых по недосмотру преступников сохранились подтверждающие документы? Основная часть этих сумм по фиктивным договорам на подставные фирмы отправлялась Альфа-банком и Уралсибом со счетов ТНК-BP и Лукойла соответственно. Со счетов первой компании ушло 4,8 млрд рублей, со счета второй - около 5 млрд. А поскольку сделки эти отвечают признакам ничтожности, то теперь все эти суммы должны быть возвращены в доход государства. Но тогда, по всей логике, банки должны требовать списания этих средств со счетов ТНК-BP и Лукойла. И расследование пойти дальше - ведь если речь идет о воровстве со счетов компаний, то кто конкретно был ответственен за него? Кто подписывал платежки? Почему руководство банков, предупрежденное о сложившейся ситуации и недействительности подписи ответственного лица Интелфинанса, не приостановило операции по его счетам?

И ведь никто, никто из банков-корреспондентов не обратил на этот зов о помощи! Нет, впрочем, один банк все-таки был. Приостановил операции Конверсбанк. Тот самый, президент которого, Александр Антонов был тяжело ранен при покушении 11 марта этого года. Заметим, что именно Александр Антонов является одним из основных свидетелей обвинения по делу Сокальского и НЭП-банка. Но это, как говориться, несколько другая история…




P.S.


Вот далеко неполный список банков, вовлеченных в последние годы в отмывочную деятельность, лицензии которых были отозваны. Подчеркнем, что в делах фигурируют лишь подтвержденные суммы, хотя, по мнению специалистов это, почти всегда, лишь следы - видимая часть айсберга. Реальные же суммы проводок могли быть в десятки раз большими:



Банк «Дисконт», некоторое время возглавлявшийся Алексеем Френкелем. По свидетельству генерал-майора юстиции Игоря Цоколова: «Дело находится в стадии расследования, и достаточно непростое. Речь идет, если мне не изменяет память, о 41 млрд рублей, которые выведены за пределы России. Подозреваемых пока нет».



Банк «Центурион». С июня 2005 года по май 2006 года клиентами банка были осуществлены сомнительные операции по перечислению за границу денежных средств в пользу нерезидентов в сумме 5,5 млрд рублей.



•  Европейский Расчетный Банк. В марте-апреле 2006 года клиентами банка было «обналичено» через кассу банка более 20,6 млрд рублей.



•  Инвесткомбанк «Бэлком». Лишь за август 2006 года объем выдачи наличных превысил 17 млрд рублей, а сумма подозрительных операций составила 10 млрд.



•  МФД-Клиринг. В 2006 году ряд клиентов кредитной организации был активно вовлечен в схему по обналичиванию денежных средств на сумму более 17 млрд рублей.



Банк «Мигрос». В октябре-ноябре 2006 года клиентами банка были осуществлены в пользу нерезидентов платежи, имеющие признаки фиктивности, на общую сумму 12,6 млрд рублей.



•  Дагестанские банки «Рубин» и «Антарес». Через их московские корсчета было обналичено около 88 млрд рублей.



Бикбанк. В период октября-ноября 2007 года на счета нерезидентов зарегистрированных на Сейшельских и Виргинских островах от резидентов по сомнительным сделкам с товарами, не пересекающими таможенной границы РФ, поступили денежные средства в объеме более 14 млрд рублей. Потом средства переводились в пользу других нерезидентов на их счета, открытые в банках Украины, Киргизии, Молдавии, Латвии, Кипра.



Банк «Фалькон». В первой половине сентября 2007 года на расчетные счета пяти английских и трех офшорных компаний, открытых в банке, от резидентов по сомнительным сделкам с товарами, не пересекающими таможенной границы РФ, поступило около 20 млрд рублей, перечисленные затем в офшорные компании.



Фундамент-Банк. В 2007 год объем незаконно обналиченных средств превысил 10 млрд рублей. В мае-сентябре 2007 года на расчетные счета компаний, зарегистрированных на Виргинских островах, от резидентов по сомнительным сделкам с товарами, не пересекающими таможенной территории РФ поступило около 3 млрд рублей. В последующем средства конвертировались в валюту и переводились в пользу офшорных компаний на счета в Литве.



ОАО «Ипотечный Банк Развития Регионов». В октябре-ноябре 2007 года на счета нерезидентов зарегистрированных на Виргинских островах и в Гонконге, от резидентов по сомнительным сделкам с товарами, не пересекающими таможенной границы РФ, поступило более 29 млрд рублей, перечисленных затем на счета в банках Украины, Киргизии, Кипра, Молдавии, Латвии, Литвы, Эстонии, Казахстана. Кроме того, в период с января по октябрь 2007 года ИБРР провел свыше 42 млрд рублей в пользу банков, у которых впоследствии были отозваны лицензии на осуществление банковских операций.



Китеж. В первой половине декабря 2007 года на расчетные счета шести компаний, зарегистрированых на Виргинских островах и в Гонконге, от резидентов по сомнительным сделкам с товарами, не пересекающими таможенной границы РФ, поступило около 9 млрд рублей. В дальнейшем по их поручениям денежные средства переводились в пользу нерезидентов - клиентов банков Украины, Латвии, Киргизии, Эстонии, Молдавии, Литвы, Кипра.


Список потерпевших от действий преступников банков можно продолжать очень долго. В него входят банки Нефтяной, Диамант, Электроника, Ист Бридж Банк, Орион, Лефко-банк, Золостбанк, ЭПИН-банк, АКАбанк, Макпромбанк, Красбанк, Кредитсоюзкомбанк, Республиканский Резервный Банк, Банк промышленного развития, Межсоцбанк, Имидж-банк, Европейский частный инвестиционный банк, Русская инвестиционная группа и многие другие. У некоторых из них отзывались лицензии, кое-кому из владельцев с большим трудом удалось деятельность банка восставить.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments