Андрей Калитин (stopcrime) wrote,
Андрей Калитин
stopcrime

Categories:

Триллион долларов наличными. Часть I, или Как пройти в прачечную?

В 2001 году Россия была вынуждена в спешном порядке принять Закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» и создать орган, призванный следить за подобными преступлениями - Росфинмониторинг. Причиной этой спешки было включение страны за год до этого в так называемый «черный список FATF» (Financial Action Task Force on Money Laundering) - межправительственного органа созданного «большой семеркой» незадолго до развала СССР. Однако некоторые дела, находящихся в настоящее время в судах, в случае их широкой огласки, могут стать причиной громкого международного скандала. Похоже, что несмотря на членство в FATF, за последние годы Россия стала мировым лидером по отмыванию денег…

Подводный камень для международных бюрократов

Изначальной целью FATF была объявлена борьба с международной преступностью на финансовом фронте. Ведущие страны Запада решили, что для борьбы с международной мафией, проще всего будет перекрыть финансовые потоки, за счет которых она существует. После сентября 2001 года, кроме борьбы с финансовыми потоками наркобаронов и международной преступности на первый план стала выходить еще одна, в высшей степени важная цель - борьба с международным терроризмом.

Включение в черный список FATF грозило России серьезными неприятностями - в первую очередь связанными с ограничением возможностей по международным денежным переводам и инвестиционной деятельности - как внутри страны, так и за рубежом.

На протяжении многих лет главным «иностранным» инвестором России был оффшорный Кипр (то есть, российские обезличенные капиталы), а бенефициарами крупного бизнеса тоже чаще всего являются кипрские, виргинские и прочие компании-нерезиденты. Неудивительно, что российские законодатели исключительно быстро написали и приняли необходимые законы и создали требовавшиеся службы финансового контроля. Россия, таким образом, по мнению FATF, сделала «впечатляющие шаги» в борьбе с экономической преступностью. Она была не только поспешно исключена из черного списка (в отличие, например, от Украины), но и признана «страной наиболее сотрудничающей в борьбе с легализацией преступных доходов».

Всё не как у людей

Тем не менее, как это ни парадоксально, именно после вступления в России FATF и другие международные организации, призванные бороться с отмыванием денег, теневой денежный оборот в России стал расти как на дрожжах. По мнению самих банкиров, к началу кризиса он достиг десятков, и даже сотен миллиардов долларов в год! С чем же связан этот рост и почему FATF и подобные ему организации не замечают столь вопиющего факта?

Увеличение масштабов этого преступного бизнеса вызвано притоком в страну изрядного количества нефтедолларов и общим ростом российской экономики в 2000-2008 годах. А вот «слепоте» международных организаций можно найти несколько иные объяснения.

Во-первых, по всей видимости, она связана с нежеланием разбираться в малопонятных российских реалиях. Действительно, Россия - удивительная страна. Во всем мире главная задача финансовых «прачечных» - превратить нелегальные наличные деньги, полученные от криминальной деятельности, в легальные безналичные. В России же все наоборот. Подавляющая часть «отмываемых» тут средств - безналичные, которые переводятся в наличные. То есть, на первый взгляд, можно говорить не об отмывке, а о «загрязнении» денег. Зачем? Ответ кроется и в масштабах, и в происхождении этих средств. Cуммы, которыми оперирует наркомафия и подпольные торговцы оружием - это десятки, иногда - сотни миллионов долларов. Русские же «прачечные наоборот» оперируют миллиардами, десятками, сотнями миллиардов! При этом, секретом полишинеля является то, что подавляющая часть этих средств изымается из совершенно легальной экономики с одной целью - уклонения от налогов, в первую очередь НДС и таможенных платежей.

Посему ещё более достоверным объяснением бездействия международных организаций выглядит следующее: это простой прагматизм профессиональных бюрократов. Ведь они вовсе не «тупые пиндосы», они все видят и прекрасно понимают, что подавляющая часть подобных операций связана с внутрироссийскими налоговыми преступлениями, то есть для их стран в обозримом будущем эта деятельность реальной угрозы вроде, как и не представляет. Совесть остается чиста, а то, что русские сами себе вредят - так это их внутренние проблемы.

Не стоит списывать со счетов и то, что любые «нормальные» бюрократы, вне зависимости от национальности и страны, отлично помнят: всякая инициатива наказуема, особенно когда по формальным признакам ситуация выглядит нормальной.

Ведь по закону российские банки должны отчитываться обо всех крупных проводках перед контролирующим органом - Росфинмониторингом? Да, и абсолютное большинство банков этим правилам следуют! А следит ли Центральный банк России за оборотом денежных средств? Да, конечно - когда по ряду критериев поведение того или иного банка становится подозрительным, ему присылают проверку, после чего нередко отзывают лицензию.

Первая подобный случай отзыва лицензии на осуществление банковских операций в связи с нарушением требований 115-ФЗ (так называемого «антиотмывочного» закона) произошел в 2004 году. Лицензию отозвали у Содбизнесбанка. Когда 14 мая 2004 года об этом сообщил ныне убиенный первый заместитель председателя ЦБ Андрей Козлов, это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Но с тех пор отзыв лицензии с такой формулировкой стал делом почти банальным, по 115-му Закону права заниматься банковской деятельностью были лишены десятки кредитных учреждений.

Финансовые технологии российских преступников

Итак, главный оборот и основные доходы русских «прачечных» происходят от средств, выводимых из-под налогообложения, хотя порой и от бюджетного, и иного воровства. Обналиченные средства кладутся получателями в карман, используются в качестве выплат «черным налом» и идут на оплату «серого» импорта. Львиная же их доля приходится на взятки. Причем, все эти средства рано или поздно возвращаются в экономику, российскую и мировую. Вот тут-то и кроется подводный камень, на который бюрократы из FATF обречены рано или поздно налететь. И дело даже не в том, что цели, заявленные FATF, предусматривают борьбу с оборотом капитала, полученного от любой криминальной и мошеннической деятельности, в том числе и от коррупции.

Столь резкий рост объемов нелегальных операций и высокая доходность этой деятельности приводят к её исключительной криминализации. Отстроив подпольные финансовые технологии, преступники начинают не только перекачивать деньги для «серых» импортеров, казнокрадов и взяточников, но все больше и больше вовлекаться в классические международные отмывочные операции, в том числе связанные и с наркотиками, и с терроризмом, и с торговлей оружием… Хотя, конечно, российская коррупция в этих потоках по-прежнему играет главную роль.

Сегодня не только неправительственными организациями, такими, как Tranperancy International, фонд «Индем» или Национальный антикоррупционный комитет, но даже и представителями власти признается, что взятки в России исчисляется сотнями миллиардов (!) долларов в год. Так, еще в 2007 году заместитель генерального прокурора Александр Буксман заявил, что «объем рынка коррупции в нашей стране сопоставим по доходам с федеральным бюджетом, и оценивается более чем в 240 миллиардов долларов». Конечно, столь крупные обороты связаны вовсе не со мздой паспортистке или сотруднику ГИБДД, а с бизнес-коррупцией, сферой где размеры разовых взяток составляют не пятьсот или тысячу рублей, а сотни тысяч и десятки миллионов долларов. Но миллионы в карман не положишь, даже сто-двести тысяч в изящный чиновничий портфель влезает с трудом! Поэтому, выведенные из-под налогообложения средства, рано или поздно опять обезналичиваются.

Конечно же, чаще всего обезналичивание касается средств, используемых для нужд «серых» импортеров. Ведь платить реальную цену за товар поставщикам все равно приходится, используя банковские переводы. Но крупный взяточник тоже не хранит миллионы под подушкой, он их вкладывает - в собственность и в бизнес. Причем, по всему миру. То есть, естественным образом возникает нужда в схемах, признаваемых во всем мире классической криминальной отмывкой - не обналом, а обезналом. «Обезнал» для русского уха звучит, конечно, необычно, но в последние годы в обороте все чаще и чаще появляются какие-то международные, явно криминальные деньги (условно назовем из «деньги колумбийских клиентов»), и никто из финансовых преступников ими не брезгует. В обнальном бизнесе работают люди, для которых в жизни есть только один критерий - деньги.

Как пройти в прачечную?

В самом начале 90-х годов рекламу обнальных контор открыто печатали в центральных газетах. Довольно быстро она исчезла, но еще долго практически всегда ваш банк мог оказать подобную услугу без особого труда, даже если банкир знал вас даже не очень хорошо. Еще позднее, особенно после отзыва лицензии у Содбизнесбанка, вопрос «в лоб» малознакомому банкиру об обнале, перешел в разряд не очень приличных.

Но это не значило, что обналичивать стало неимоверно сложно. Просто цены на эти услуги выросли - до 2004 года долгое время это был один процент от суммы, затем два, затем три… Доходило и до восьми-десяти, но после убийства зампреда ЦБ Андрея Козлова цена нелегального обналичивания в среднем зафиксировалась приблизительно на пяти-шести процентах.

Сейчас, конечно, не начало 90-х и рекламы нелегального обнала в газетах не встретишь. Но зато теперь есть Интернет. Если вбить в строчку поисковика слово «обнал», то большинство появившихся в первой десятке ссылок, в том числе и первые позиции контекстной рекламы будет предложением подобных услуг. Естественно, нередко среди них встречаются предложения мошенников, но знающие люди говорят, что в основном эти услуги предлагаются вполне реально, хотя и не самими обнальщиками, а посредниками, накручивающими процент. То есть, найти такой сервис, даже не зная никого лично, не так уж и сложно. Чем рискует тот, кто таким предложением воспользуется? В основном, все-таки тем, что вас попросту «кинут». Именно так, ибо в случае «нормальных» отношений с налоговой службой и ОБЭП и должным образом заполненных документов, риск того, что вас потом привлекут, осудят и посадят близок к нулю.

Однако число мелких предприятий, пользующихся этими услугами, в последние годы неуклонно снижается. Налоговая либерализация, создание упрощенной системы налогообложения индивидуальных предпринимателей породили ситуацию, когда мелкому бизнесу, чья потребность в наличных редко превышает нескольких сотен тысяч или миллионов рублей в месяц, подобные риски не нужны, невыгодны. Но неслыханный рост нелегального отмывочного бизнеса продолжается. Он происходит за счет крупных компаний - тех, кому ежемесячно требуются миллионы и сотни миллионов наличных. Для него риски, по сравнению с мелким бизнесом, минимальные. На такие суммы так просто не кидают. И с налоговой ваши отношения наверняка нормальные. Если, конечно, вы не Михаил Ходорковский.

Интриги питают криминал

Когда в 80-е годы прошлого века ЦРУ обхаживало и всячески поддерживало Осаму Бин Ладена, вряд ли кто-то всерьез рассматривал его как потенциальную угрозу национальным интересам США. Наверняка к нему относились, как к не особо внятному фанатику в чалме, которого удобно использовать, причем не только для рутинного противостояния с СССР (на этот раз в Афганистане), но и для сиюминутной тактической аппаратной игры внутри силовых ведомств США. То, что американские спецслужбы в лице Бин Ладена взрастили опасного монстра, стало понятным лишь после взрывов 7 августа 1998 года, которые почти одновременно прогремели рядом с американскими посольствами в столицах Кении и Танзании - Найроби и Дар-эс-Саламе. А подавляющее большинство обывателей - как в США, так и в России впервые узнало и запомнило эту арабскую фамилию лишь после 11 сентября 2001 года.

Немного иначе, но, по сути, чем-то похожа структуризация финансовой отмывочной деятельности, которая происходила и происходит в последние годы в России. Спецслужбы, имеющие о ней немало информации, извлекают из этой информации сиюминутную выгоду. Причем вовсе необязательно финансовую - часто это может становиться подспорьем в межведомственных интригах, сборе компромата и так далее. Что будет дальше, никого особо не волнует. Ведь тактические задачи выполняются! Слава Богу, конечно, что вовлекаются в эту деятельность вовсе не фанатики калибра Бин Ладена, а примитивные в своей алчности банкиры и уголовники. Однако и с этой публикой часто можно заполучить в высшей степени неожиданные и неприятные сюрпризы.

Самый известный сюрприз - убийство зампреда ЦБ Андрея Козлова, дело из-за которого стал знаменитым заказчик, молодой московский банкир Алексей Френкель. Но сегодня Алексей Френкель - это вовсе не «враг общества номер один». И не того калибра он, да и опасности не представляет, сидит. Но в это время многие его «соратники» прекрасно себя чувствуют на свободе до сих пор. И ждать от них можно любого подвоха в любой момент.

По свидетельству журналиста «Новой газеты» Юлии Латыниной, проведшей доскональное расследование обстоятельств убийства, Алексей Френкель страдал в некотором смысле манией величия, неоднократно заявляя, что он - «лидер московского отмывочного бизнеса». Конечно, возможно, что это связано с его психотипом. Но обнальные операции в первом десятилетии нового века стали в России столь прибыльными, что у многих их участников от внезапного уровня доходов запросто могла «поехать крыша» и возникнуть мания величия. Френкелю в 2001 году исполнилось 30 лет. А представьте, что происходит в голове 23-летнего выпускника финансового вуза, который по стечению обстоятельств внезапно попадает в «бизнес» где в течение нескольких месяцев можно «заработать» десятки миллионов долларов! Главное оказаться в нужное время в нужном месте и иметь нужные связи.

Как это делается

Масштабы отмывочной деятельности в современной России легко могли бы вызвать зависть Мейера Лански - казначея нью-йоркской мафии тридцатых годов прошлого века. Однако лишь именно масштабы, а не изощренность. Большинство используемых схем весьма незамысловаты. О том, как действует отмывка, писалось уже не раз, но вкратце повторим.

Поскольку ни один из солидных банков давным-давно не берется за операции с нелегальной наличностью, для этого как минимум требуется фирма-однодневка (с которой заключаются фиктивные договоры) у которой открыт счет в банке, изначально обреченного на отзыв лицензии (его называют «сжигаемым»). На деле, чаще всего используется много фирм и несколько банков. Существуют также схемы с выводом средств через «сжигаемый» банк по фиктивным контрактам за рубеж и некоторые другие. Но, в любом случае, главным и наиболее ценным для обнальщиков звеном является обреченный банк. За несколько недель, когда через него прокачивают колоссальные суммы, именно он приносит владельцам схемы сотни миллионов долларов комиссионных.

Так, очень скоро должен начаться суд по обвинению в отмывании бывшего руководителя банка «Новая экономическая позиция» Бориса Сокальского. Ожидается, что Сокальскому предъявят обвинение в теневом обороте средств в размере около 71 млрд. рублей. По мнению следователей, Сокальский в общей сложности мог обналичить порядка 250 млрд рублей, но доказать это гораздо сложнее. Несложно подсчитать, сколько составляют несколько процентов комиссионных от подобных сумм.

История с НЭП-банком по неким параметрам нетипична. Обнальщики обычно не лезут в другие дела и остаются на свободе. Исключением, подтверждающим правило, пока что составляют лишь Френкель и тот же Сокальский. Согласно материалам следствия, он был вовлечен не только в обнальную деятельность, но и в другие махинации, из-за чего, собственно, и был арестован.

В большинстве же случаев, до последнего времени, все происходило куда банальнее. Преступники «сжигают» банки один за другим, действуя по описанной выше весьма примитивной схеме. И когда банк ликвидируется, их имена в отличие от имени Сокальского, нигде даже не фигурируют. Система работает на удивление эффективно. Любое противодействие - даже вмешательство милиции, до недавних пор им удавалось гасить на самой начальной стадии. Однако, как говориться, «сколь веревочке не виться…»
 
Отдел расследований НБР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments