Андрей Калитин (stopcrime) wrote,
Андрей Калитин
stopcrime

Categories:

Блокада Пикалево

В суровые блокадные зимы через Ладожское озеро по Дороге Жизни из Тихвина и Пикалево в осажденный фашистами Ленинград шли продукты. Немцы любой ценой хотели перерезать этот спасительный для северной столицы коридор жизни. Войска Вермахта лесными путями обошли Ленинград с севера, вплотную подошли к Тихвину, были в десяти километрах от Пикалево. Дальше они пройти не смогли. Бои под Пикалево во многом предопределили исход блокады. Немцы отступили. Ленинград был спасен. Сегодня Пикалево переживает новую, экономическую блокаду. Выстояв в 41-ом, этот город может погибнуть в 2009-ом…

От Питера до Пикалево около 260 километров. На машине - три с половиной часа пути. Пожилой водитель Александр, которому, к моему глубочайшему удивлению, окажется всего 45 лет, всю дорогу рассказывает о местных достопримечательностях. О знаменитом пикалевском бассейне, в котором когда-то ставились мировые рекорды по подводному плаванию, о лыжной трассе длиною 2,5 километра, которая ныне не освещается, так как кабели и провода украли продавцы металлолома, о славной истории города, который был когда-то знаменит своим глиноземным заводом. Но все рассказы Александра неизменно сводятся к сегодняшнему дню.

Вот уже несколько месяцев в Пикалево проходят митинги протеста против массовых увольнений рабочих с трех основных предприятий города. Когда-то это был единый производственный комплекс, сначала он назывался Металлург, потом - Глинозем. Предприятие работало на нефелиновом (нефелин - минерал, используемый в производстве алюминия, соды, в стекольной промышленности) сырье. Но в 2004-ом году владелец комплекса - компания «Севзаппром» - разделила его на три части и продала новым владельцам.

Центральное производство - Пикалевский глиноземный завод, после ряда сделок перешло к компании «Базэл-Цемент-Пикалево», принадлежащей холдингу Олега Дерипаски «Базэл». ПГЗ покупает нефелиновый концентрат у предприятия «Апатит» (Мурманский филиал компании «Фосагро»). Этот контракт сегодня может разорить ПГЗ: завод покупает нефелин у «Фосагро» за 8.800 рублей и производит из этого сырья тонну глинозема, цена которой на рынке - около 5.000. Работа в убыток, но это еще не все…

Второй завод Пикалево, химическое предприятие «Метахим», был выделен из единой производственной цепочки в том же 2004-ом году, но хозяин «Севзаппрома» Александр Бронштейн оставил предприятие себе. Перед разделом предприятия он сам с собой (с «Метахимом») заключил контракт на поставку сырья с ПГЗ. Контракт хороший - по фиксированной цене ПГЗ должен был поставлять на «Метахим» продукт глиноземного передела - карбонатный раствор, используемый для производства соды и поташа, которые «Севзаппром» очень выгодно продает за валюту на мировые рынки. «Метахим» зарегистрирован в городе Волхове, соответственно, базовые налоги он платит там, а не в Пикалево. В Пикалево - только чистая прибыль…

Пикалевский цементный завод, третье предприятие города, при разделе досталось компании «Интеко», затем - группе «Евроцемент» Филарета Гальчева. У цементного завода с ПГЗ тоже есть контракт - тоже по мизерным и фиксированным ценам, по которым ПГЗ продает цементникам еще один продукт передела - нефелиновый шлам. «Евроцемент» зарегистрирован в Москве, соответственно, В Пикалево он налог на прибыль, как и «Метахим», не платит. В Пикалево он только зарабатывает…

То, что сейчас происходит в Пикалево, никакого отношения к кризису не имеет. Кризис лишь высветил проблемы, которые, словно мины замеленного действия, были заложены при разделе комплекса на три части в 2004-ом году. Дело в том, что все эти годы «Фосагро», «Пикалевский цементный завод» и «Метахим» свои прибыли строили на убытках глиноземного завода, а значит, на бедности и убыточности предприятия, рабочие которого получали мизерную зарплату и балансировали на грани сокращения.

Что в итоге? ПГЗ, находившийся на грани финансовой гибели, прекратил покупать нефелин по завышенным ценам у «Фосагро», соответственно, прекратил и производить глинозем. Дальше естественно прекратились поставки шлама и раствора по заниженным ценам на цементный завод и на «Метахим». Потом грянул кризис, усугубивший ситуацию, собственники не смогли договориться о новых ценах, о новых схемах производства и окончательно поссорились.

Владельцы ПГЗ пытались спасти ситуацию, перепрофилировав завод на производство цемента. Но ФАС, в которую обратились представители «Метахима», недовольные грядущими потерями прибыли, предписала собственнику либо продать завод, либо вернуться к прежней экономической схеме, которая для ПГЗ убыточна. Тем временем на всех трех предприятиях начались сокращения, заводы встали. На улице в общей сложности оказалось около 1000 человек.

Рабочим на глиноземном заводе продолжают платить зарплату. Пока…

5 марта, в городе прошло расширенное совещание, в котором приняли участие представители Базэла, Метахима и Евроцемента, а также чиновники ФАС, Минэкономразвития, был и губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков.

Чуть ли не весь город собрался в этот день у здания местного Дома Культуры. Работы у них нет, куда же еще идти? Люди, в жизни не видевшие такого количества иномарок и мигалок, были взволнованы и возбуждены. Они ждали решения своей судьбы, судьбы своего города. Губернатор обещал, что люди не останутся без работы и без зарплаты.

Чем закончилось совещание? Практически ничем. Разве что очередным обещанием всех присутствующих в скором времени, а именно - до середины марта, решить, как жить дальше.

Если такого решения в ближайшее время не будет, то пикалевский народ выйдет на улицы, перекроет дороги, подъездные пути, сам себя отрежет от мира, который про Пикалево и так давно забыл. Протест - не выход, денег за него не платят, но как еще заставить власти и хозяев заводов обратить на себя внимание?

Феномен Пикалево уникален. Если выход из кризиса не будет найден, погибнут все три предприятия, люди не смогут найти работу вообще. Что делать этим людям? Уезжать в другой город, оставив Пикалево умирать в одиночку?

Или выход все-таки есть?

В том-то и дело, что есть! Сценарий выхода из пикалевского кризиса известен и представителям компаний-владельцев, и властям. Объединиться в единый производственный холдинг, что даст возможность восстановить технологическую цепочку, разрушенную в 2004-ом году. В отрыве от этой цепочки ПГЗ убыточен, а его проблемы, как мы видим, моментально проецируются на других участников рынка. Только вот те самые «другие участники рынка» объединяться с ПГЗ не хотят - ведь им тогда придется отказаться от выгодной схемы получения прибыли за счет убытков ПГЗ, придется пересмотреть цены на сырье, придется платить налоги в Пикалево, придется отказаться от толлинговой схемы, по которой, например, работает в Пикалево «Евроцемент».

Договориться пока не получается. И вот тут из-за кустов сразу на передовую выходит сила, которая вроде бы в силу своей специфики должна помочь участникам бизнес-конфликта сесть за стол переговоров, напомнив о том, что гибель одного предприятия приведет к гибели остальных, а за ними - и целого города.

Эта сила - профсоюз. Но она в Пикалево на конфликте собственников только зарабатывает. И, думается, не только политические очки, но и самые настоящие деньги. Лидер профсоюза - Светлана Антропова - женщина дерзкая, эмоциональная. Она вроде бы за рабочих, вроде бы защищает. Но это только поначалу так кажется. Если присмотреться, станет понятно главное - пикалевский профсоюз не самостоятелен, он - всего лишь игрушка в руках игрока настоящего, опытного…

Именно поэтому пикалевский профсоюз никого не защищает. Он нападает.

Те самые жители Пикалево, что 5 марта собрались на центральной площади города, даже не представляют, какой спектакль разыгрывается сегодня перед ними и за их же счет. Какова цена этой игры, которая вроде бы происходит на их глазах, а на самом деле - за их спиной. Кто играет главную роль, а кто просто - массовка. А ведь бюджет спектакля, надо заметить, велик…

На расширенном заседании правительственной комиссии всем вскрылась подоплека происходящего. Представитель «Метахима» Александр Утевский, когда-то вместе с Александром Бронштейном затеявший пикалевскую распродажу, признал - «Метахим» хочет купить ПГЗ. Светлана Антропова тут же поддержала эту инициативу, заодно обратившись к представителю прокуратуры «проверить завод».

Так обычно делают рейдеры - для того, например, чтобы снизить капитализацию предприятия в интересах нового владельца. Устроить проверки, «закошмарить бизнес», блокировать производственный процесс, спровоцировать бунт. В Пикалево эту функцию взял на себя профсоюз.

Зачем? Затем, что хочется активно поучаствовать в делении бизнеса. Антропову в городе знают, не сказать, чтобы уважают, но прислушиваются. Она вступала в переговоры с «Базэлом», с «Фосагро» (даже проводила с ее руководителем совместную пресс-конференцию), теперь вот «воюет» на стороне «Метахима». Только разве так должен воевать профсоюз? Разве за интерес конкретного собственника?

После совещания в Пикалево Светлана Антропова, нисколько не смущаясь, признала - было бы здорово, если бы «Метахим» купил завод. Ведь надо как-то рухнувшую производственную цепочку восстановить…

Светлана Антропова забыла, что именно руководство «Метахима» развалило эту цепочку? Светлана Антропова разве не знает, что руководство «Метахима» не собирается ее восстанавливать? Разве она не слышала о том, что «Метахим» собирается производить в Пикалево цемент, а не глинозем? Разве она всего этого не понимает? Не хочет? Или ее «убедили» не понимать, не слышать, не помнить?

Такая же «профсоюзная линия» у товарища Антроповой по «борьбе» - председателя Санкт-Петербургской территориальной организации горнометаллургического профсоюза России Юрия Стрелкова. Похоже, что и «спонсор» у Стрелкова тоже «Метахим».

На прошедшем в конце прошлой недели в Москве расширенном заседании комитета Госдумы по промышленности, где обсуждались меры законодательной поддержи градообразующих предприятий для минимизации последствий кризиса для жителей региона, Антроповой не было. Стрелков был. Юрий Павлович рассказал депутатам и промышленникам о конфликте собственников, резко «наехав» на одного из игроков рынка и «обласкав» другого. Это было настолько очевидно и грубо, что заместитель председателя Комитета по промышленности Госдумы Михаил Питкевич не смог скрыть своего раздражения:

- Вы не должны участвовать в споре компаний, собственников и акционеров. Вам, как профсоюзному деятелю, надо следить за ситуацией с людьми, рабочими предприятий. Каждый своим делом должен заниматься.

- Профсоюз намеренно или по незнанию играет на одного игрока? - спрашиваю Питкевича.

- Профсоюзы в целом в стране не о рабочих думают, а о бизнесе. Делят собственность - санатории и профилактории, а кто будет защищать работников предприятий? То, что происходит сегодня в Пикалево характерно для всей страны. Стрелкова заботят собственники заводов, кто что делит и делает. Это смешно. Он далек от реальности, так как естественно, не знает договоренностей между компаниями. Так зачем он туда лезет? Он просто занят не своим делом, кто его «попросил» занять такую позицию - серьезный вопрос. Профсоюз в Пикалево участвует в корпоративных войнах, тем самым будоражит ситуацию, возбуждает население целого региона. Это приводит к панике, расстройствам, самоубийствам. Профсоюз при этом может быть использован просто в качестве ширмы для рейдерского захвата. Это очевидно. На кризисе многие сегодня пытаются заработать.

После заседания Стрелков спешит - кому-то надо срочно позвонить. Я догоняю его в коридоре, спускаюсь вместе по лестнице, задаю вопросы. Увы, со Стрелковым разговаривать скучно. Он говорит громкими фразами, лозунгами, оборотами чиновника-оратора (профсоюзная привычка?), но ничего не может толком рассказать об экономической ситуации в Пикалево. Это неудивительно - он ее не знает. Не знает, как разрешить конфликт собственников, не знает, какие между ними действительно были договоренности. Знает Стрелков только одно: надо продать завод «Метахиму» и тогда все будет хорошо.

Правильно - «Метахиму» будет хорошо.

Я напоминаю Стрелкову о том, что «Метахим» когда-то и распродал пикалевский производственный комплекс на три части, неплохо при этом заработав. Стрелков уходит от ответа, что-то бурча про то, что он не очень в курсе этого вопроса. А зря, Юрий Павлович. Это - ключевой вопрос, ответ на который Вам и Светлане Антроповой надо знать…

Чтобы убедиться в правильности версии о том, что профсоюз, увы, решил в Пикалево «поиграть в бизнес», смотрю подаренный мне в Пикалево диск. Светлана Антропова склеила целый ролик, на котором был запечатлен организованный ей 14 февраля в Пикалево митинг.

Во-первых, сценарий митинга продуман и написан заранее. Черные «траурные» шарики в руках взрослых, плакаты с надписями «Почему увольняете мою маму?» - в руках детей. Транспарант «Руки прочь от профсоюза!», вне сомнения, написан самим профсоюзом. Только кто же на профсоюз нападает? Скорее наоборот - профсоюз идет в атаку под лозунгом «Власть - политический импотент!». Есть и еще несколько крикливых надписей. Но главное - слова…

- «Метахим» готов нас купить…

- Мы поддержим «Метахим»…

- Пусть прокуратура разберется с ПГЗ…

- Будьте готовы по первому нашему призыву выйти на улицы…

- Надо организовать массовые шествия по федеральным трассам…

- А бизнесмены на Канарах отдыхают…

- Гнать их с нашей земли…

- Сколько можно терпеть?..

Что это, если не возбуждение социальной розни и ненависти, которое, кстати, квалифицируется как экстремизм (п.1 ст.1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»)? Можно даже назвать пикалевское ноу-хау новым видом экстремизма - «бизнес-экстремизмом», если иметь в виду, ради чего профсоюз готов перекрыть трассы и подъездные пути. Но и это еще не все…

И наконец Антропова бросает просто революционный клич:

- Мы инициируем банкротство предприятие и введем внешнее управление!

Позвольте, мы - это кто? Профсоюзные боссы Антропова и Стрелков? Они уже делят производство, банкротят завод, управляют процессом? Или готовят почву для нового собственника?..

Власть, названная политическим импотентом, на митинг не приехала. Потом в Смольном будут удивляться: с чего это вдруг жители Пикалево перекрыли железнодорожные трассы, автомобильные дороги, взобрались на борт «Авроры» и пострелять хотят? Не иначе как на Зимний с вилами пойдут…

Чему удивляться-то? Профсоюз реализует сценарий рейдерского захвата крупного завода, а затем и всего города с помощью небольшой ячейки. Им не до эмоций и социальных последствий. Это - просто бизнес.

А вот самих пикалевцев действительно жалко. Их сейчас водят за нос, потом поведут на улицы, потом они возьмут в руки вилы и пойдут в Питер. Только вот работа у них от этого не появится, зарплата не повысится. Ведь одно дело - профсоюзная митинговая истерика, ведущая к бунту, совсем другое дело - экономика.


Но это уже будет другая история. Если у Пикалево она вообще будет…


Tags: Пикалевский глиноземный завод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments